РНТО

МАТ ГОРОДОВ РУССКИХ


МАТ ГОРОДОВ РУССКИХ

Сенсационная находка в Великом Новгороде грозит развеять устойчивый миф о том, что матерные слова достались нам в наследство от золотоордынского ига.

Как ни крути, но русский язык без матерных слов вроде бы как и не русский... Кое-кто даже считает мат национальным достоянием. С этим можно соглашаться или не соглашаться, но как явление отрицать нельзя. По крайней мере десятки филологов изучали происхождение крепкого русского словца и написали по этому вопросу толстые научные труды. Большинство ученых сходится во мнении: матерные, грубые ругательные слова укоренились в языке русичей в период татаро-монгольского ига. Причем матерная брань у кочевых народов существовала примерно с III века нашей эры и использовалась как инструмент унижения соперника. "Я твои уши топтал" - это самое безобидное высказывание, хотя и очень образное. Другие выражения были не менее образны, но куда как крепче. Понятно, что татаро-монголы пришли с ними завоевывать Русь. Но постулат, что русичи не могли им достойно ответить, пока не переняли матерщину у обидчиков, скорее всего ошибочен. Его опровергает уникальная находка - берестяные грамоты XII века, написанные, ясное дело, еще до нашествия татар. Нынешним летом археологам в Великом Новгороде просто везло на грамоты, которые содержат ненормативную лексику. В середине августа ученые нашли сразу два послания двенадцатого века, содержащих откровенную матерщину. Три недели понадобилось археологам, чтобы перевести эти послания на современный язык.

Первая грамота этого сезона за номером 954 содержит аналог современного мата, непривычный нашему слуху. Дословно ее текст выглядит так: "Грамота от Жирочка и от Тешка к Вдовину. Молви Шильцеви, цему пошибаеши свиньи чужие. А понесла Ноздрька. А се еси посромил конец всех Людин. Со оного полу грамота про кони же та бысть оже еси тако сотворил". Другими словами, Жирочка и Тешка пишут старосте Вдовину, чтобы тот разобрался с темными делишками некоего Шильца, который "пошибает" чужих свиней. С этим странным глаголом как раз и возникли некоторые трудности. В переводе со старорусского он имеет весьма пикантный смысл и означает насиловать, то есть является тем самым прародителем современного мата.

Если так, то грамота приобретает вполне скандальный перевод. А именно: старосту Вдовина просят призвать к ответу некоего Шильца, который развлекается тем, что насилует чужих свиней и лошадей. Об этом вопиющем поступке на весь Людин конец разболтала купчиха Ноздрька, которая, скорее всего, и стала свидетельницей его возмутительных действий. Академику РАН Валентину Янину этот возможный перевод пришелся не по душе, и он предложил иной вариант развития событий. В его трактовке "пошибать скотину" означает не что иное, как наводить порчу. Грамота интересна еще и тем, что стала причиной погрома в Неревском конце. Якобы из-за слухов, распространенных Ноздрькой в этой грамоте, - не важно, имеют они зоофилический подтекст или мистический, - разгорелось настоящее побоище. Жители Людина решили отомстить Ноздрьке за слухи, которые опорочили их селение, и отправились громить Неревский конец, где жила невоздержанная на язык купчиха. Усмирить новгородцев смог лишь сам Владимир Мономах со своим войском! И тех и других он взял под стражу и заключил в Киевский острог.

Вторую берестяную грамоту за номером 955, содержащую самую что ни на есть ненормативную лексику, нашли под стенами Новгородского кремля. Грамота была свернута в рулон, и, прежде чем прочесть текст, бересту пришлось размачивать в горячей воде. Только после этого на глаза археологам попал обрывок матерной фразы, до боли знакомой современному уху. В берестяной записке жительница Новгорода по имени Милуша просит свою приятельницу Марину вернуть должок и в порыве чувств кроет ту благим древнерусским матом, называя знакомую нехорошим словом.

Подобная прямолинейность смогла-таки убедить в использовании ненормативной лексики даже академика Янина. Но из-за того, что часть текста была утрачена, прочесть его полностью так и не удалось. Заключения археологам пришлось делать лишь по нескольким десяткам слов, которые поддались прочтению. Вот смысл грамоты: "Маринко, пишет тебе Милуша. Пора бы нашей знакомой Косе Великой выходить замуж. Маринко, ты... (далее следует грубое слово на букву "п"). Когда отдашь причитающийся с тебя должок?"

Эта находка абсолютно опровергает существовавшее до этого мнение, что наших предков научили материться завоеватели во время татаро-монгольского нашествия. Стало быть, и до прихода к нам сподвижников Чингисхана русские люди любили вставить не только в разговор, но и в письмо довольно-таки крепкое словцо.

Археологи относятся к своей сенсационной находке с чувствами неоднозначными: и гордость за открытие, и стеснительность. После восстановления матерной грамоты нецензурное словечко ученые прикрыли писалом - древним прообразом современной ручки, а на фотоотчете о проделанной работе стерли матерщину при помощи компьютера.

Чувство неловкости, которое почему-то испытывали археологи, на несколько лет отсрочило признание того факта, что у русского мата национальные корни. Новгородские археологи находили матерные грамоты и прежде. Так, в 2001 году на раскопе под Новгородом в Старой Русе были найдены два берестяных послания. Если перевести одно из них на современный язык и несколько облагородить, то получается, что древний старорусец пишет брату и дает ему советы, как вести торговые дела, в частности рекомендует, как тому поступать и, как говорится, не выпендриваться. К сожалению, матерная береста под Старой Русой не имела подписи, и имя первого официального матерщинника не вошло в историю.

Позднее на археологическом раскопе в Великом Новгороде был найден еще один обрывок матерного текста, но историки считают, что грамотой его назвать было нельзя. На этой бересте один из древних русичей скорее всего просто опробовал перо: он написал несколько букв из старославянского алфавита, после чего зачем-то дописал к ним несколько матерных слов.

Сегодня археологи не берутся даже прогнозировать, какое количество берестяных посланий из прошлого им предстоит еще найти. По словам руководителя Новгородской археологической экспедиции академика РАН Валентина Янина, только культурные слои Великого Новгорода хранят еще примерно 20 тысяч грамот. Обрывки этой древней бересты представляют огромную ценность для историков. Благодаря им о жизни славян известно не только по официальным отчетам летописей: князь родился, князь умер, комета пролетела, началась или закончилась война. В отличие от них берестяные грамоты полны бытовых деталей, житейских фраз и занятных словечек. Русский язык был велик и могуч во все времена, куда до него кочевникам с их "Я твои уши топтал!".



Источник: earth-chronicles.ru.
Tags: