РНТО

ОТНОШЕНИЕ АΘОНСКИХ МОНАХОВ К ИНТЕРНЕТУ И МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ

УВЕРЕН, ЭТО БУДЕТ ПОЛЕЗНО В ПОЗНАНИИ ПРОИСХОДЯЩИХ ПРОЦЕССОВ

Оригинал взят у m_athanasios в ОТНОШЕНИЕ АΘОНСКИХ МОНАХОВ К ИНТЕРНЕТУ И МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ
  Недавний визит на Агион Орос Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла был большим событием в аθонской жизни и привлек к себе внимание агиоритов многими моментами, особенно своей внешней стороной и безпрецедентными мерами безопасности, которыми он сопровождался. Я же прежде всего бы отметил знаковую речь Патриарха на его встрече с братией монастыря Зограф http://www.patriarchia.ru/db/text/3025022.html. В подтверждение ее значимости, свидетельствует широкое ее освещение во всех российских СМИ. А так как обращался Святейший непосредственно к агиоритам, будет уместно разсмотреть основные положения этой речи в святогорской духовной традиции.

  С этой целью я много беседовал на поднятые в ней темы с уважаемыми лаврскими монахами и со старцами Катунаки и Агиа Анны. И общую ее оценку аθонскими отцами постараюсь как можно точнее изложить. (Беседы велись, в основном, по телефону, поэтому вопрос об отношению аθонитов к мобильной связи отпадает сразу.)
    В своей речи Святейший затронул проблему проникновения новейших технологий в монашескую жизнь и, в частности, сказал:
    Сейчас большим соблазном является Интернет. Многие монахи поступают, на мой взгляд, совершенно неразумно: с одной стороны, они уходят из мира, чтобы создать благоприятные условия для спасения, а с другой стороны, берут свой мобильный телефон и начинают входить в Интернет, где, мы знаем, множество греховного и соблазнительного. И тогда возникает вопрос: когда монах берет в руки мобильный телефон, чтобы войти в Интернет, не должен ли он подумать, а стоит ли ему вообще в монастыре находиться?
    Во-первых, у всех вызвало недоумение то, что Патриарх выразил свою озабоченность этой проблемой именно на Аθоне, где она так остро, как в России, не стоит. Это, хорошо зная ситуацию с двух сторон, могу уверенно утверждать. Аθонские отцы вопрос об отношении к интернету давно уже разсудили и многие его полезные возможности без смущения используют. Как ни покажется странным, в большей степени интернетом пользуются эрмитес [пустынники], которым он теперь заменяет так недостающую в пустыне библиотеку.
    Ведь сам факт, что "монах берет в руки мобильный телефон, чтобы войти в Интернет", еще ни о чем не говорит. Как ни о чем, к примеру, не говорит то, что человек взял в руки нож. Главное, с какой целью! В интернете можно найти много полезного для души и, используя его, можно много полезного сделать. (Прежде всего, имею ввиду пользу духовную.) А что во всемiрной сети "множество греховного и соблазнительного", мы, монахи, и без указания на то Патриарха прекрасно знаем. В наши апостасийные времена в мiре сейчас, вообще, "множество греховного и соблазнительного". И в виртуальном пространстве все то же, что и в реальном. Направо пойдешь — найдешь Храм Божий, налево — публичный дом. А вот куда свой путь направить — это и есть та свобода выбора, в праве на который Патриарх не отказывает даже содомитам.
    "Если люди выбирают такой стиль жизни, это их право, но ответственность Церкви — сказать, что это грех перед Богом", — заявил патриарх 21 мая в Москве на встрече с генсеком Совета Европы Турбьерном Ягландом, когда ими обсуждался самый в последнее время насущный в "мiровом сообществе" вопрос (?!) — о предоставлении извращенцам права открыто проявлять свои патологические наклонности. Так неужели Патриарх, признавая право пидарасов на выбор их "стиля жизни", лишает права свободного выбора монахов?
    Святая гора — не тюрьма и не советский колхоз. Нас насильно никто сюда не заключал, и насильно нас здесь никто держать не собирается. Мы этот выбор сделали свободно и сознательно. И если "многие монахи поступают... совершенно неразумно", то это касается не только интернета, и это личная беда каждого, кто не находит в себе силы бороться со страстями и не поддаваться искушениям. И в этом ему поможет только заступничество нашей Преблагой Покровительницы и наставления его духовника, но никак не запретительные архиерейские циркуляры и директивы. Какой толк с монаха-невольника? Отбери у такого все телефоны и компьютеры — он будет в помыслах в мiре болтаться, а греховные образы создавать в своих фантазиях...
     Лично у меня к Святейшему два вопроса: чем вдруг вызвана такая его серьезная обезпокоеность увлечением монахов интернетом, что он даже святогорцам ее выразил? и почему Патриархия никак не отреагировала на мое двухгодичной давности Святейшему письмо, в котором я выражал не меньшее безпокойство по поводу бесчинств сетевых попов, и которое отправил на официальные сайты Московской Патриархии и ОВЦС. Помещаю его еще раз здесь полностью:
    Господи, помилуй, и, Святейший Владыко, благослови!
    Это письмо пишет Вам, монах Святой Афонской Горы, герон исихастириона Св. Саввы Сербскаго на Карульях Аθанасиос. В изложении сути моего к Вам обращения буду краток, так как вопрос этот требует дополнительного специального разследования, на которое у меня нет ни возможностей, ни особых на то полномочий. Но мое частное разследование выявило следующее.
    В сети интернет ведет подрывающую устои христианства деятельность некая, как сами себя называют ее члены на интернетном "языке падонков", "сегта". Духовным наставником которой, как я понял, является некий "дедуля", священник РПЦЗ. Вокруг него образовался обширный круг, состоящий из священников как РПЦ, так и самых различнейших самозванных "синодов", а также "православной интеллигенции", в основном, евреев. Причем, в круг этот входят, по словам того же "дедули", "достаточно сановный кутейный мир: из ОВЦС, Чистого переулка и прочая" и влиятельные чиновники. На мой взгляд, это некое новое проявление перманентной "ереси жидовствующих" в Православии. Причем самые одиозные из них доходят до проявлений откровенного сатанизма!
    Действительных имен их, кроме некоторых, я не знаю, так как, в основном, скрываются они за интернетными псевдонимами. Но все они связаны между собой и друг друга знают, поэтому несколько выявленных уже мною личностей внесут ясность в общую картину, тем более, уже видно, что стукачество в их кругу — явление обычное.
    И хоть я не имел возможности детально изучить этот вопрос, так как выяснилось все это только три дня назад, но считаю, что изложенные в моем ЖЖ http://m-athanasios.livejournal.com факты, дают основание для создания церковной комиссии по разследованию этого дела.
    Это письмо я отправляю Вам на официальные сайты Московской Патриархии и ОВЦС. Но из вышеизложенного можно предположить, что письмо до вас может не дойти. Поэтому я публикую его и в своем блоге.
    К тому же, мое твердое убеждение, что явно видимое сегодня снижение авторитета Церкви у русского народа происходит, как раз, из-за того, что подобные вопросы в Церкви решаются кулуарно. Замалчивать такие больные церковные проблемы, оправдываясь тем, что они могут соблазнить народ, — чистое лукавство. Наоборот, мы соблазняем народ, подобные язвы открыто не вскрывая.
    Поэтому, Святейший Владыко, ждем Вашего благословения на это Святое дело.
    А в том, что заниматься этим приходится во время Великаго Поста, ничего предосудительного не вижу. Чем больше нечести мы из Церкви выметем, тем радостнее и Светлее будут Пасхальные дни!
    Верный Вашему Святейшеству в делах богоугодных, герон Аθанасиос Карулиотис.
    Агион Орос, Карулья, 22 марта/4 апреля 2011 года.

    http://m-athanasios.livejournal.com/22648.html

    В связи с изложенным в этом письме, думаю, что некорректно предостерегать аθонитов от искушений интернетом, не наведя прежде порядок с этим в своей Патриархии. И надеюсь, что после обсуждаемого заявления Патриарха репрессивные меры против сетевых попов будут все-таки приняты.
     Далее цитирую по сайту Московской Патриархии:
    «Монашеская традиция неслучайно такая строгая. Строгость направлена на создание самых лучших условий для того, чтобы человек мог спасти свою душу. И поэтому нужно соблюдать монашеские традиции, не нужно никаких реформ, приспособления монашеской жизни к современным условиям», — заявил Предстоятель Русской Церкви, отметив необходимость ограничения использования насельниками монастырей новых технологий.
    Непонятна и требует разъяснений мысль Патриарха о строгости. Как именно может быть "строгость направлена на создание самых лучших условий для того, чтобы человек мог спасти свою душу"? Однако сразу же можно сказать, что для монаха важна прежде всего строгость внутренняя, а внешняя, бывает, что и духовно вредит.
     В этом то, как раз, и заключается разница монашества аθонского и русского. В России, несмотря на заорганизованность монастырской жизни и неусыпный контроль за ней со стороны правящих архиереев, мы то и дело узнаем о страшных духовных падениях монахов и всяких с ними неприглядных историях. На Аθоне же при наличии у монахов полной духовной свободы, которую они по своей собственной воле приносят в жертву своим духовным руководителям, даже в наши, по многим знакам, последние времена можно воочию лицезреть множество примеров, действительно, ангельского жития и подвижнечества, сравнимого с аскезой древних отцов.
    Что касается реформ, приспособления монашеской жизни к современным условиям, то здесь опять не по адресу. Если бы не существовал Аθон с его независимым духом, архиереи давно бы уже Православие реформировали. А призывать аθонитов соблюдать монашеские традиции видится совсем неуместным.
    Как вы поняли, речь Святейшего аθонитов не впечатлила, более того, отцы выразили свое недовольство тем, что Патриарх Кирилл вмешался в область вне его компетенции и власти — во внутреннюю жизнь Аθона. Чем здесь монахам заниматься, какие уставы соблюдать и какой образ жизни вести — это наше, аθонитов, дело. И кому интернетом пользоваться позволительно, а кому нет, может решить только духовник конкретного монаха, у которого тот находится в послушании.
    Аθон почти всю свою историю под властью архиереев не был, как и монашество, вообще, возникло без их участия. (Антоний и Макарий Великие на то, чтоб уйти в пустыню, архиерейского благословения не спрашивали.) И только в ХХ-м веке Агион Орос, после того, как отошел от Турции к Греции, по политическим соображениям и по малодушию и человекоугодию некоторых игуменов и эпистатов перешел под омофор Вселенского Патриарха. Но его власть здесь до сих пор чисто номинальная. Конечно, свой авторитет он использовать может, и на кого-то это действует, но права вмешиваться во внутренние дела монастырей он не имеет.
    Свою духовную свободу аθониты отстаивали во все времена. Потому-то Аθон и сохранился как нерушимый оплот Православия, что духовная свобода, здесь царящая, не позволяет какому-то еретику-архиерею захватить власть, подчинить себе его насельников и насадить властию своей ересь. И потому сюда все, кто желает истинного монашеского жития, стремятся.
    Мы же надеемся, что паломническая поездка на Аθон принесла Святейшему духовную пользу и укрепила его в служении своей пастве.
    А также просим его благословения и святых его молитв.