РНТО

Женщины в Арктике

Оригинал взят у ljwanderer в Женщины в Арктике

Незадолго до второй мировой войны на побережье
восточного Таймыра было обнаружено место зимовки русской торгово-промышленной
экспедиции, которая примерно в 1619 году прошла от устья Лены до острова Фаддея
и, потерпев кораблекрушение, зазимовала в заливе Симса.

Все участники этой
экспедиции погибли. Исследования предметов, найденных на месте вынужденной
зимовки, показали, что в плавании и «робинзонаде» мореходов принимала участие
женщина. Эта отважная «амазонка», разделившая трагическую участь поморов, навеки
осталась безымянной.

.


В 1647-1648 годах
промысловик Федот Попов и казак Семен Дежнев предприняли плавание из
Нижне-Колымского острога на восток для поиска морского пути на Анадырь. В
состав экспедиции входило 90 человек.
Среди путешественников была «якуцкая
жена» Попова.
 

Во
время бури суда Попова и Дежнева разлучились. Коч Дежнева выбросило на берег
возле реки Анадырь. Коч, на котором находился Попов с женой, дошел до Коряцкой
земли. Попов, его жена и оставшиеся в живых поморы были пленены коряками.
Вскоре Попов умер от цинги. Впоследствии отряд Дежнева, пришедший на выручку,
вызволил из неволи супругу Попова.




.
 

Известно, что вместе с лейтенантом Василием
Васильевичем Прончищевым, руководившим обследованием Енисейско-Ленского участка
Ледовитого океана, на дубель-шлюпке «Якуцк» неотлучно находилась его жена,

Татьяна Федоровна Кондырева (в замужестве – Прончищева). 

Во
время плавания, проходившего очень тяжело, многие участники похода умерли.
Труднее всех приходилось Татьяне: всегда на людях, среди больных, уставших,
голодных, огрубевших мужчин. Только великая любовь к мужу поддерживала в ней
силы.

9 сентября 1736 года Василий Прончищев
скончался на руках жены…А вскоре умерла и она.

.
.

Первая в мире женщина-полярница - Демме Нина Петровна

.
Участница арктической
экспедиции под руководством О.Ю.Шмидта (1929-1930гг.), начальник зимовки на
Северной Земле  (1932-1934гг.). Участница
многих северных экспедиций, связанных с морскими промыслами.





.

1930. Первая полярная исследовательница Демме
у скалы Рубини-Роп в Северном Ледовитом океане.

Смена" №172, Ноябрь 1930 г.



 



Их одиннадцать: молодой талантливый ученый
географ, член партии - начальник станции Иван Маркелович Иванов, участвовавший
в знаменитом походе Красина на поисках Нобиле; доктор Кутляев, поставивший себе
задачу - изучить влияние полярной ночи на изменение крови человека, задачу,
которую никто до него не разрешил; старый полярник, зимовавший 4 года в
Арктике, - радист Иойлев; гигант механик, бывший шофер Ворошилова -
Плосконосов; гидролог Мухин; опытный полярник с многолетним стажем - метеоролог
Голубенков; участник прошлогоднего похода «Седова» повар Постнов; служитель
Данилов и два промышленника - зверобоя, взятых нами с Новой Земли - Кузнецов и
Хатанзейский, и среди них женщина - жена начальника станции, научный работник -
геолог Рябцева - Демме.


Эта первая женщина на Земле Франца Иосифа. Это о ней на
прощальном вечере сказал Шмидт, что особенно за ее работой будет следить весь
мир, ибо большевики делают первый опыт, оставляя на тяжелую полярную зимовку
женщину.

Среднего роста с маленькими косичками на плечах, в кожаной куртке и
грубых сапогах, с черными пытливыми точками глаз, она своим общим видом
производит впечатление человека решительного.


.

M. С. МУРОВ*. ЗАПИСКИ ПОЛЯРНИКА.



Из последних известий Ленинградской
радиостанции узнали, что в Архангельск выехала новая смена зимовщиков,
отправляющихся на Землю Франца-Иосифа.
Была и ошеломляющая новость: среди
зимовщиков, едущих нам на смену, женщина — Нина Петровна Демме!

<…>
К берегу уже подходили корабельные шлюпки, и,
оставив нас, Новицкий стал снимать высаживающихся на припай Шмидта, Воронина,
Самойловича, Визе и Хлебникова, их дружеские объятия и троекратные поцелуи с
зимовщиками.

— Счастлив видеть всех вас здоровыми, —
взволнованно проговорил Шмидт и стал знакомить нас с новой сменой. Начальником
зимовки был назначен тот самый Иван Маркелович Иванов, который в прошлом году
был в составе экспедиции, сопровождавшей нас на Землю Франца-Иосифа, а потом
говорил с нами из Ленинградского радиоцентра.

Увидели мы наконец ту первую женщину, которая
поехала на зимовку, — Нину Петровну Демме.

После радостной встречи Петр Яковлевич
пригласил всех в дом к столу.

<…>
Неожиданно с бокалом в руке поднялась Нина
Петровна Демме:

— Мы сейчас были свидетелями неповторимой,
волнующей душевной встречи. Я приехала на зимовку, зная, что Арктика сурова,
требует от человека исключительного мужества, самоотверженности, и хочу
доказать, что женщина тоже может работать в суровых условиях.

Я поднимаю бокал
за мужество, смелость и энергию, проявленную нашими товарищами, за друж
бу.


.


.

 Метеоролог О. Комова на вахте. Ф.П.Решетников.
1934



По обледеневшим ступенькам трапа я карабкался
наверх, туда, где жили и работали метеорологи. Снег.
Кругом все серо, темно и
холодно. Но каюта есть каюта. В ней мало места, а от множества книг, которые
везли с собой Комовы, она выглядела особенно тесной. В тесноте, как всегда,
теплее.

Это ощущение тепла, возникавшее у гостей, великолепно создавала сама
Ольга Николаевна, женщина удивительно умная, тактичная, пользовавшаяся
симпатиями всего состава экспедиции.

Красива ли Ольга Николаевна? Об этом я не
берусь судить, но она была олицетворением женственности и обаяния. Я не
преувеличу, если скажу, что все челюскинцы были поклонниками Ольги Николаевны.
Стоило ей попросить что-то сделать, как немедленно объявлялось множество
добровольцев.

Получая от Ольги Николаевны приглашения на
семейный чай, я страшно гордился. Эта честь оказывалась далеко не всем. А
визиты были очень приятными. У Ольги Николаевны всегда находилась банка
варенья, да не фабричного с жестяной крышкой, а настоящего, домашнего. На
бумажке было аккуратно написано название варенья, и бумажка столь же аккуратно
прихвачена аптекарской резинкой.

Я очень любил визиты к Комовым. Это были
чудные, домашние часы и минуты, скрашивавшие монотонность нашей жизни.



Эрнст Кренкель. "ВТОРОЙ ЛЕДОВЫЙ ПОХОД"

.
.

"Я слышу землю!" Портрет Э.
Кренкеля. Ф.П.Решетников. 1934


.

Каневский Зиновий Михайлович "Цена прогноза" 







... на Белое море прибыл в октябре 1941 года
штаб Ивана Дмитриевича Папанина. К его штабу была прикомандирована синоптик
Ольга Николаевна Комова.
Воспитатель в детском саду, учительница на Чукотке,
метеоролог на полярных станциях, начальник синоптического бюро Главсевморпути,
челюскинка, одна из 104 обитателей ледового «лагеря Шмидта». 

Вначале у Ольги Николаевны Комовой не было ни
помощников-метеорологов, ни техников-наносителей (они появились несколько
позже). Одна, как говорится, «и швец, и жнец, и на дуде игрец»!
 

Нередко глубокой ночью у нее в комнатке
раздавался телефонный звонок Папанина или его ближайшего сотрудника Н. А.
Еремеева: «Ольга Николаевна, голубушка, нет ли уточнений к последнему
прогнозу?» А какие могли быть уточнения, откуда? Сам-то прогноз порою давался
скорее по наитию, чем на основе объективных сведений: обстановка непонятная, то
ли идет циклон, то ли застопорился…
До утра новых сообщений с метеоточек ждать
не приходится, как же дать уточнение? Но раз просит Папанин — а он в таких
случаях никогда не приказывал, только просил — значит…
Натягивала Ольга
Николаевна спросонок тулуп и брела среди ночи в штаб, на Поморскую улицу,
«уточнять»…
Случалось — ошибалась, и потом капитаны, придя в порт, начинали сводить
счеты с «синоптичкой», но Папанин неизменно вставал на ее защиту: «Не ругайте
 ее, а лучше посочувствуйте ей, посмотрите, в каких условиях она работает.
Она
очень старается



 


.


.

Любовь Воронина, Татьяна Псарева, Нина
Базанова. Фото М. Г. Гросвальда.

Участники экспедиции Института географии с
многотонным грузом оборудования, угля, продовольствия стартовали к ЗФИ из
Архангельска 21 июня 1957 года на теплоходе «Немирович-Данченко». Группа
состояла из 14 человек: Владимир Суходровский — начальник экспедиции,
геоморфолог, Олег Виноградов — геодезист, Михаил Гросвальд — геоморфолог, Нина
Разумейко — гляциолог, молодые, недавно закончившие географический факультет
МГУ Александр Кренке, Вячеслав Маркин, Татьяна Псарева, метеонаблюдатель Любовь
Воронина, инженер Лев Базанов и его жена Нина Базанова, буровой мастер Иван
Пархоменко, коллектор Анатолий Зимников, механик Вячеслав Толмачев и повар
Александр Карасев. Все они молоды: средний возраст участников равнялся 32
годам, больше 40 было только Карасеву.

Среди них четыре женщины — это первый
случай, когда женщин взяли в ледниковую арктическую экспедицию.
 





Остров Гукера, так же, как и другие острова
архипелага, имеет базальтовое основание, на котором возвышаются несколько
ледовых куполов, а так называемые выводные ледники с каменистого плато
спускаются по направлению к океану. На ледовом куполе за несколько лет до этого
работала экспедиция Института Арктики и Антарктики. Было важно продолжить
исследования, чтобы сравнить их с результатами предшественников
.



16 августа «Немирович-Данченко» прибыл в бухту
Тихую, где перед путешественниками торжественно встала отвесная громада — скала
Рубини (названная именем итальянского тенора), символ этого места. На время их
приютила полярная станция, работающая здесь уже без малого 30 лет.

Предстояло разгрузить оборудование с теплохода
и поднять на высоту 360 м, на ледовый купол и построить метеостанцию.
.
 elementy.ru/lib/430552



 .


.

Любовь Воронина проводит
актинометрические наблюдения. Фото М. Г. Гросвальда.



.


Татьяна Псарева за работой в ледовой
лаборатории. Фото М. Г. Гросвальда.

 

 

* источник - http://www.polarpost.ru/