РНТО

(no subject)

Как верили предки. Народные пословицы о религии

Важной составной частью культурного богатства народа заслуженно считаются пословицы и поговорки. В них отчетливо и всесторонне и притом в сжатой форме воплотилась вековая мудрость этноса. Пословицы охватили все стороны народной жизни, немало в них и суждений о религии, церкви и ее служителях. В прошлом усилиями власти и церкви в жизнь общества веками внедрялись религиозные обряды и понятия, что не могло не наложить сильный отпечаток на образ мыслей народа. В некоторых кругах общества бытует мнение, что наши предки были неколебимо набожны и глубоко преданы Богу. Даже возникло определение русского народа «народ – богоносец». Это мнение создано деятелями церкви, так как очень выгодно им. Церковники придумали и внедрили в сознание народа большое количество изречений, основанных на традиции и выражающих назидательный характер их проповеди. Например:

– Одно спасение – пост да молитва.

– Молись иконе да будь в покое.

– Пост да молитва небо отворяют.

– Богу молиться – вперед пригодится.

Авторы этих церковных пословиц пытаются выдать их за народную мудрость. Но подлинные народные пословицы заметно отличаются от подобного поучительного словотворчества, хотя тоже нередко говорят о вере и молитве. В прошлом широко употреблялась пословица «Вес да мера – христова вера». Как возникло такое сравнение? Для простых людей вес и мера были реальными величинами. Уравнивание с ними веры в бога явно не в пользу последней. С этим связана другая народная пословица — «Вес – не попова душа». Глубокая вера несовместима с таким пренебрежительным отношением к служителям церкви. Снижение образа бога путем сравнений было частым явлением в фольклоре. Вот несколько образцов пословиц такого рода:

– Деньга не бог, а полбога есть.
– Деньга попа купит и бога обманет.

В них подчеркивалось могущество денег, превосходящее силу бога в представлении простых людей.

Постулат божьего всемогущества и милосердия, внушаемый церковниками, вызывал порой у людей ироническое отношение, что отражалось в пословицах:

– Бог поберег и вдоль и поперек.
– Ох, ведает про то бог, отчего живот засох.
– Кто сам себя стережет, того и бог бережет.

Интересно, что в некоторых пословицах сохранилось воспоминание о раннем периоде крещения Руси. В частности, о кровавом принуждении к новой вере в древнем Новгороде народ сложил пословицу — « Добрыня крести мечом, Путята — огнем». Здесь употребляются имена князей, заставлявших народ принять христианскую веру насильно. О том, как трудно приживалась христианская вера на Руси, свидетельствуют пословицы того времени:

– Веру переменить – не рубашку переодеть.
– Менять веру – менять и совесть.

Критически относясь к догматам этой христианской веры, люди говорили: «Свой вертеп лучше Синайской горы». Для них свой дом, даже убогий, был важнее священной горы, на которой, по библейской легенде, пророк Моисей разговаривал с богом! Близка по смыслу к этой пословице и другая – «Наша горница с богом не спорница: каково на дворе, таково и в ней». Под видом безропотного преклонения перед высшей силой здесь сказалась горькая ирония по поводу бедной жизни.

Церковь постоянно внушала народу мысль о его греховности, чтобы вызвать чувство религиозного покаяния. Она пустила в обращение такие афоризмы:

– Един бог без греха.

– Один бог безгрешен.

– Виновен да повинен – богу не противен.

Но ожидаемого смирения не получалось. О своей греховности простые люди часто тоже говорили с иронией:

– Согрешающих видим, о кающихся бог весть.
– Благословясь не грех.
– Что грешно, то и потешно.
– Не скажешь: аминь, так и выпить не дадим.

До сих пор широко бытует пословица — «И рад бы в рай, да грехи не пускают». В ней проявилось мнимое смирение, а, по сути, пренебрежение церковной райской сказкой. Не верят люди в реальность христианского рая, и все тут!

В ответ на настойчивые призывы священников регулярно молиться в церкви народ сочинил немало остроумных пословиц:

– Знают и чудотворцы, что мы не богомольцы.
– Не до обедни, коли много бредни ( т.е. хозяйственных забот).
– Нужда — богомолка.

Реальная жизнь показывала людям тщетность молитв, что отразилось в пословице «Нет тяжелее: богу молиться да долги платить». Народ сознавал, что мотивом молитвы нередко служит лицемерие. Отсюда пословицы — «Добрый вор без молитвы не украдет», «Зашел в чужую клеть молитвы петь», «Вор слезлив, а плут богомолен», «Иной по две обедни слушает да по две души кушает».

Кто не слышал насмешливую пословицу — «Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет»? В ней проявилось ироничное отношение к умственным способностям истовых богомольцев.

В пословицах выражалось и скептическое отношение к церковным постам. Это чувствуется в таких выражениях:

– Постись духом, а не брюхом.
– За еду не быть в аду.
– Бес и хлеб не ест, а не свят.

Люди отстаивали право самим решать, поститься им или нет:

– Среда да пятница в доме не указчица.

Опыт показывал, что длительные посты истощают тело, наносят вред здоровью. Это наблюдение породило такие пословицы:

– Зачал говеть, да стало брюхо болеть.
– Рада бы душа посту, так тело бунтует.

Часто сельские люди делали вывод о необязательности постов:

– Пост не мост, можно и объехать.
– Согрешил, накрошил да и выхлебал.
– Кому скоромно, а нам на здоровье.

* * *
Выдающийся общественный деятель России ХIХ века Виссарион Белинский в своем знаменитом письме Гоголю решительно возражал против установившегося официального мнения о боголюбивости и особой религиозности русского народа. Он убежденно писал: «По-вашему, русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиетизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая задницу. Он говорит об образе: годится — молиться, не годится — горшки покрывать. Приглядитесь пристальнее, и вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности…мистическая экзальтация вовсе не в его натуре; у него слишком много для этого здравого смысла, ясности и положительности в уме…». Интересно, что Белинский в подтверждение своих мыслей использовал одну из выразительных народных пословиц.

Составитель знаменитого Толкового словаря Владимир Даль иллюстрировал слово «церковь» такой пословицей: «Близко церковь, да далеко от бога». Смысл пословицы откровенно атеистичен и антицерковен. И таких пословиц в словаре Даля немало:

– Сковородный звон лучше колокольного.

– Не строй семь церквей, пристрой семь детей.

– Поп сидя обедню служит, а миряне лежа богу молятся.

– Голодному да заботному долга обедня.

– На бедняка и кадило чадит.

* * *
Церковь внушала народу противоречивые понятия. С одной стороны, утверждалось, что человек — ничтожное существо, целиком находящееся во власти Бога. С другой стороны, в богословии закреплена идея о том, что человек создан по образу и подобию божьему. В результате, некоторые развитые люди стали сравнивать себя с богом не только по внешности, но и по сути. Так, поэт Державин писал о людях, то возвышающих, то унижающих себя:

Я — царь, я — раб,
Я — червь, я — бог!

Поэт отмечал в этих строках сложность жизни и человеческой натуры. Он догадывался, что именно люди сотворили себе бога, наделили его многими своими признаками. Это проявилось и в народных поговорках:

– Ваши слова да богу в уши.
– Он живет как у Христа за пазухой.
– Он бога за бороду ухватил (об удачливом человеке).

В них богу приписывают человеческие органы (уши, бороду), он одет в обычную одежду (имеет пазуху). В церковном мифотворчестве небесная божественная иерархия напоминает земную государственную власть во главе с царем – самодержцем, который повелевает целым отрядом архангелов и ангелов. В его услужении находятся многочисленные святые угодники. Даже используется аналог тюрьмы – ад с его палачами и служителями — чертями. Церковь активно поддерживала самодержавную царскую власть как богоугодную. С этой целью церковные авторы придумали такие пословицы:

– Все божье да государево.
–Богом да царем Русь крепка.
– Никто, как бог да государь.
– Бог ведает да царь.

Фразу «Все божье да государево» царь Иван Грозный включил в наказ гонцу, направляя его польскому королю Сигизмунду. Такая идеология была очень выгодна ему и другим самодержавным правителям. В ее основе лежат слова евангельского Христа: «Воздайте кесарево кесарю, а божие богови». В связи с этим возникла и церковная пословица — «Правда божья, а воля царская». В настоящее время стало модным идеализировать царскую власть минувших веков. Это связано с усилением влияния православной церкви, всегда поддерживавшей монархию. Создаются предпосылки для установления в России политического строя, близкого самодержавному правлению (многолетнее управление страной одного известного политика).

Но в народе о верховной власти и ее божественном происхождении сложили другие пословицы, куда более точно отражавшие реальное положение вещей.
– За глаза и про царя говорят.

В недоговоренности этой пословицы скрыт намек, что говорят о царе недоброе, такое, что страшно бывает высказать открыто. У нее был и более откровенный вариант, вошедший в фольклорные сборники дореволюционного времени — «Заглазно и царя бранят». Были в ходу и такие пословицы:

– Царский праздник не наш день, а государев.
– Царю из-за тына не видать.
– Царю в народе, а киселю в брюхе место будет.

Если вспомнить, как говорили в народе о «кисельной сытости» — «Барская милость — кисельная сытость», то последняя «царелюбивая» пословица приобретает явно иронический смысл.

Существовали и такие пословицы, в которых люди насмешливо снижали царский образ или уравнивали себя с носителями высшей власти:

– Муха и царю кусает брюхо.
– Веник в бане и царя бьет.
– Царь без слуг как без рук.

О недоступности народу царской власти сложили пословицу — «До неба умом не сигнешь, до царя рукою». В ней проявилась и чуждость «неба» простым людям, не понимавшим церковной веры. Широко бытовала пословица «Бог высоко, а государь далеко», возникшая во время правления Петра I. В начале 20 века резко усилились бунтарские настроения среди рабочих. Они выражались и в форме пословиц, в которых задевался образ бога. Например:

– Богу и царю служить – без штанов всю жизнь ходить.
– Шахтер богу не родня: его бойся как огня.

* * *

В Толковом словаре В.Даля собрано много пословиц, характеризующих отношение народа к духовенству, которое зачастую было явно критическим. Ирония видна в таких пословицах:

– Поп в колокол, а мы за ковш.
– Попы за книжки, а мы за пышки.
– Шел в церковь, а попал в кабак, ну, ин так.
– Хоть церковь и близко, да ходить склизко.
– Три попа, да заросла в церковь тропа.

Противопоставление церковных и народных интересов в этих пословицах совершенно очевидно.

Целый пласт пословиц был связан с монастырями и монастырской жизнью:

– Старичок Сергеюшка в шелк-бархат всю братию одел (пословица говорит о Троице – Сергиевой лавре).
– Не земля монастырь кормит, а мужичок.
– Монастырщина что барщина.
– Мир нечестив, а им сыт монастырь благочестив.
– Не от бога лавре благодать, а от богомольцев.

В этих пословицах видно осуждение корыстолюбия монастырского начальства.
Решение человека стать монахом в пословицах тоже получало негативную оценку:

– От беды в чернецы.
– Дожила голова до черного клобука.
– Постриженный – что отпетый.
– Келья гроб – и дверью хлоп.
– Вчера с кистенем, сегодня с четками (среди монахов были и преступники).

До сих пор бытует фразеологизм «подвести под монастырь» с ясным значением — подвергать кого-то неприятностям.Эти пословицы красноречиво свидетельствуют о том, что в русском народе религиозная вера была слаба и часто встречала насмешливое отношение. Не было большого почитания церковных устоев и молитв. Люди видели, что церковь связана с неправедной властью и поддерживает ее. Конечно, всегда была часть населения, подверженная церковному влиянию — старые или душевнобольные люди, искавшие в религии утешения от житейских невзгод, убежища от одиночества. Эта социально инертная группа и сегодня составляет церковную паству.