rnto (rnto) wrote,
rnto
rnto

Муниципальная система инноваций. Предложения Любомирского

Оригинал взят у m_kalashnikov в Муниципальная система инноваций. Предложения Любомирского
А.В. Любомирский,
Муниципальная система финансирования и развития инновационной индустрии в РФ.
Описание проблем.
Из доклада Виктора Басаргина о развитии городов России (30 сентября 2011) [1]:
«Чего, на наш взгляд, стоит ожидать в будущем?
Очевидно, что будущее городов за ориентацией на интересы человека. Для мегаполисов это почти круглосуточная активность деловой и развлекательной сферы, новые требования населения к использованию свободного времени, нарастание энергопотребления и переход к многофункциональности территорий.
Для региональных центров – вынос производств и преобразование территории, формирование агломераций.
Для малых городов – переход к индустриальному развитию, локальному аутсорсингу или развитию сектора услуг, туризма и т.д.»
Отсутствие в настоящее время на федеральном уровне власти внятной промышленной политики, внятной региональной политики, внятной инновационной политики, а также озвученные с высоких трибун намерения Министерств (МЭР, Минрегион, Минпромторг) «сбросить» решение задач социально-экономического развития, индустриального инновационного развития территорий на региональный и муниципальный уровень власти, в особенности, в условиях отсутствия государственного протекционизма и вступления России в ВТО, вынуждают региональные и муниципальные органы власти задумываться о самостоятельном развитии территорий. В связи с этим возникает вопрос о том кто и как это всё будет осуществлять, учитывая, что на региональном и на муниципальном уровне не сформированы центры для принятия решения, а также то, что индустриализация и, в особенности, инновационная деятельность является для региональных и муниципальных властей новой предметной областью?
До настоящего времени в России не создано эффективно работающей инновационной системы, способной вывести страну в лидеры по производству инновационной продукции. Попытки применить в России иностранный опыт в виде венчурных фондов по линии иностранных венчурных фондов и «Российской венчурной компании», «Роснано», госфинансирования по линии «Фонда содействию развития малых форм в научно-технической сфере», «Минобрнауки», «Минпромторга» не увенчались успехом о котором можно говорить, как о инновационном индустриальном прорыве. Все достижения, которые имеются, носят локальный, тактический, но не стратегический характер, хотя некоторые из этих фондов работают в России на ниве инноваций достаточно давно, более 20 лет.
Здесь существует несколько основных проблем:
1. Те направления развития инноваций, которые финансируются государством, не отвечают в полной мере потребностям международных рынков, не соответствуют имеющимся возможностям отечественной науки, инженерии, возможностям индивидуальных изобретателей, не соответствуют в полной мере стратегическим потребностям России. В самом деле, важнейшие инновационные направления развития, которые определят облик мировой техносферы в ближайшие 50 лет не финансируются вовсе, либо финансируются в недостаточном объеме: авиационная промышленность, экранопланы, авиационные турбо-реактивные двигатели, моторостроение, станкостроение, автомобилестроение, роботостроение, металлургическое машиностроение, энергетичекое машиностроение, оборудование для лесной и перерабатывающей промышленности, оборудование для агро-промышленного комплекса и биотехнологий, растениеводство, племенное скотоводство, слоистые композитные материалы из металлов и пр.
Те передовые разработки отечественных ученых, инженеров, изобретателей, созданные вне рамок, отраженных в «Перечне критических технологий», «Перечне приоритетных направлений науки и техники», утвержденных Правительством, не финансируются. При этом мы знаем множество примеров в мире, когда инновации, созданные вне госпрограмм, приносят значительные доходы и позитивно влияют на развитие национальных экономик. При этом, представителям инновационного сообщества трудно понять на основе каких критериев, каких научных и маркетинговых прогнозов создавались и утверждались эти решения Правительства.
2. Объемы финансирования исследований и разработок не соответствуют потребностям отечественной экономики. Это касается всех этапов жизненного цикла инновационных проектов. Но, наибольшие, зачастую, непреодолимые трудности стоят перед инновационными проектами, находящимися на начальных этапах жизненного цикла: «посев» и «старт». Большинство инвестиционных фондов не финансируют НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). В тех, же фондах, где такое финансирование существует, объемы финансирования неприемлемо малы. Например, некоторые региональные фонды предоставляю изобретателям гранты на сумму 100-200 тысяч рублей, а в Фонде содействию развития малых форм в научно-технической сфере объем финансирования не превышает 1 млн. рублей, что явно недостаточно для промышленных инноваций. Международная практика показывает, что минимальная сумма государственного финансирования промышленных инноваций находится в диапазоне $100 тыс. – $10 млн. (Финляндский фонд «Ситра» [2], [3]).
3. Не оправдывает себя при финансировании инноваций на этапах «посев» и «старт», заявленная государством форма государственно-частного партнерства, когда государство и инновационная компания финансируют инновационный проект в пропорции 50х50%. При этом, в некоторых фондах существуют ограничения на финансирование заработной платы исследователей, что, фактически, значительно снижает долю, финансируемую государством, поскольку на этапе НИОКР основные затраты - оплата труда исследователей и разработчиков. Ежегодно, Роспатент регистрирует более 30 тысяч патентов на изобретения и полезные модели. Учитывая, что инновационные компании создаются, как правило (и это мировая практика), под один проект и не имеют собственных источников финансирования инноваций, то большинство из них остаются без финансирования.
4. Государственная политика, рассчитанная на включение в процесс финансирования инноваций - отечественных предпринимателей себя не оправдала. Подавляющее большинство из них не занимаются созданием и финансированием инноваций и не понимают для чего они нужны, для чего нужно патентование. Большинство предпринимателей не занимается и не предполагают заниматься производством. Этому есть множество причин. Прежде всего, это отсутствие внятной промышленной политики и политики протекционизма, недружественная система налогообложения, недружественная бизнес-среда, диктат цен энергетических и транспортных монополий, отсутствие надежной защиты собственности от рейдеров, неэффективное государственное и муниципальное управление, высокие страновые и региональные риски. Все эти факторы негативно сказываются на инновационном процессе. Кроме того, существующая бизнес-практика, где ключевым элементом конкурентной борьбы является коррупция и коммерческий подкуп, полностью дестимулирует любые виды инновационного поведения предпринимателей. Также, не будем забывать, что большинство владельцев отечественного бизнеса сделали свой капитал не на производстве, а на торговле импортом, на экспорте сырья, на услугах и на разорении отечественной промышленности: за годы либеральных реформ было уничтожено 70 тысяч промышленных предприятий и 28 тысяч колхозов и совхозов. За рубеж за последние 20 лет было вывезено 2 триллиона долларов США. Поэтому, рассчитывать на то, что мотором инновационных преобразований, новой индустриализации России станут нынешние владельцы бизнеса, по мнению автора, беспочвенно. Более перспективным путем видится создание новой промышленной бизнес-элиты общества путем ее кропотливого выращивания из изобретателей, инженеров, молодежи. Это будет возможно, если объединить возможности и интересы народа в лице местной власти, изобретателей и инновационных предпринимателей.
5. Отечественная практика финансирования инноваций через федеральные фонды и региональные (областные фонды), работающие по федеральным лекалам, не учитывают потребностей и возможностей конкретных муниципальных образований. В самом деле, те приоритеты, которые видятся из центра, не соответствуют тем потребностям и возможностям, которыми обладают местные муниципалитеты. Это касается научных направлений финансирования (перечень технологий), объемов финансирования, форм финансирования, перечня субъектов финансирования, правил финансирования. Кроме того, существующие федеральные и региональные фонды не учитывают возможности отдельных муниципальных образований: трудовых ресурсов, отраслевой специфики, геостратегического положения территорий, интересов жителей. Следует отметить, что вопрос инновационного индустриального развития территорий, по своей сути, не является чисто экономическим, а в большей степени является политическим вопросом. Во-первых, от его реализации зависит судьба десятков миллионов человек и эти виды деятельности могут и должны обеспечить решение двух главных задач: рост численности и повышение благосостояния народа. В особенности это актуально для малых городов, для моногородов, где наличие или отсутствие высокоразвитой инновационной индустрии определят судьбу жителей, судьбу города. Аналогичный подход должен касаться вопросов финансирования научной деятельности, вопросы инвестиций в инновации. Во-вторых, инновационная деятельность на территории муниципальных образований не может быть обеспечена финансово и организационно, исключительно, за счет коммерческих структур, за счет свободного рынка. Наоборот, низкая коммерческая привлекательность подавляющего количества территорий РФ, а также существующий конфликт интересов между обществом и бизнесом, между наукой, инновациями и бизнесом указывает на то, что именно органы государственной власти должны обеспечивать финансирование науки и инноваций (на ранних этапах развития), во всяком случае, финансирование нужно осуществлять до того момента, когда инновации станут коммерчески привлекательными для бизнеса. Поэтому, существующая система финансирования инноваций (находящихся на ранних стадиях жизненного цикла) должна быть дополнена муниципальной системой финансирования инноваций.

Что дадут инновации муниципальным образованиям России.
Согласно стратегиям развития России, разрабатываемым МЭР и Минрегионом, малым городам отводится задача индустриального развития.
Вместе с тем, исходя из информации, доступной в СМИ, в Правительстве нет понимания как этот процесс будет происходить, каковы механизмы его реализации и источники финансирования. Судя по всему, процесс пущен на самотек и вся наша экономика одномоментно передается в «невидимые руки рынка». Учитывая, отсутствие плана развития регионов в части индустриализации, отсутствие источников финансирования муниципальных программ и отсутствие самих этих программ, возрастающие инвестиционные риски регионов (в связи с вступлением России в ВТО), для самих муниципальных образований существенно возрастают риски, связанные со снижением рентабельности и банкротством производств, ростом безработицы, повышением бюджетного дефицита, и, как следствие – с вероятным дефолтом выполнения обязательств перед населением и возможный рост социальной напряженности. Поэтому, разработка собственных региональных, муниципальных стратегий, программ индустриального развития для муниципальных образований приобретает первостепенное стратегическое значение. Следует отметить, что еще совсем недавно применявшиеся передовые, на тот момент, мероприятия по созданию паспорта муниципального образования, инвестиционных программ по предоставлению инвесторам земельных участков, налоговых льгот (на имущество и пр.) уже не решат задач стоящих перед муниципалитетами. Это обусловлено, во-первых, возрастающими потребностями территорий в связи со стремительной деградацией инфраструктуры (системы жизнеобеспечения). Во-вторых, завершается процесс привлечения в Россию филиалов иностранных транснациональных корпораций, поскольку большинство из того что, корпорации хотели, они в России уже построили. Что же касается отечественного бизнеса, то за 2011 он убедительно доказал, что не связывает свое будущее ни с производством, ни с Россией, поскольку вывел за рубеж рекордную сумму денег, исчисляемую $ 84млрд. За последние годы существенно снизилась инвестиционная привлекательность России по ряду значимых позиций. В-третьих, наибольший вклад в последующую деградацию экономики муниципальных образований внесет (по мнению многочисленных отраслевых специалистов из министерств и ведомств, представителей бизнес-сообщества, ученых) снижение рентабельности отечественной промышленности, банкротства предприятий, вызванные вступлением России в ВТО. Это обусловлено тем, что вся наша перерабатывающая промышленность серьезно отстала и неконкурентоспособна. Единственный путь для поддержания экономики территорий в их нынешнем состоянии, а также рост производства возможен, исключительно за счет инновационной индустриализации, основанной на отечественных изобретениях. Это достаточно сложная задача, учитывая что за 20 лет либеральных реформ произошло обвальное уничтожение техносферы, включающей отраслевые научно-исследовательские институты и конструкторские бюро, большинство отраслей промышленности, значительный научный задел. Сейчас, в связи с вступлением России в ВТО полностью отключатся все виды государственного протекционизма по отношению к промышленности и агро-промышленному комплексу. Единственное, что у муниципалитетов осталось – люди и территории. Поэтому старая тактика привлечения инвесторов и создания на территории муниципальных образований промышленных предприятий требует коренного пересмотра. Также необходимо создание новых механизмов индустриализации территорий.
Вот что по поводу России сказал Раймонд Квок, директор по развитию бизнеса Jurong Consultants (Сингапур) [4]:
« В Сингапуре могло бы ничего и не быть. У нас нет ни полезных ископаемых, ни достаточной территории, у нас мало населения... Даже питьевую воду закупаем у соседей. Что же можно предложить в таком случае миру, какое конкурентное преимущество? Ответ прост — всё, что у нас есть. То есть знания.
И это сработало. Всего за несколько десятилетий нам удалось поднять экономику до уровня развитых стран. Не имея доступа к нефтяным месторождениям, мы являемся одним из основных поставщиков бензина на азиатский рынок. У нас созданы крупнейшие технологические парки, где проводятся исследования в различных областях науки. Более того, теперь мы разрабатываем и строим подобные объекты по всему миру.
У России всех этих проблем нет. У вас есть всё — полезные ископаемые, огромная территория, множество идей и самое главное — те, кто может реализовать эти идеи.
И как ни странно, это в некотором роде тоже проблема. Чтобы справиться со всем этим, нужна великолепная организация и умение ждать. Такая система, как технопарк, требует времени. Сам подготовительный этап может занимать до нескольких лет. Окупаемость проектов достигает двадцати лет. Естественно, частный бизнес без поддержки государства не сможет осилить таких сроков. Однако когда наступает время пожинать плоды, всё окупается.
Сами технопарки могут строиться по различным концепциям. И в вашем крае, на мой взгляд, избрано верное решение. В Сингапуре это называется «Работай, живи, отдыхай», а у вас — «Край, в котором хочется жить». Это правильная концепция. Она работает, и это доказано многолетним международным опытом. Делать ставку лишь на технологии или только на производство было бы неправильно. Ведь самый главный капитал — это люди, а не станки».
Таким образом, мы видим, что у России есть все шансы, чтобы выйти из трудной ситуации, но для этого нужно грамотно расставить приоритеты, разработать правильные региональные программы и организовать эффективную работу. Но, в отличие от Сингапура, наша страна находится в не менее сложной ситуации, хотя бы потому, что у нас другая страна, другая политика и у нас нет лидера такого уровня как Ли Куан Ю (бывший лидер Сингапура), который успешно организовал работу, который полностью переформатировал политику и экономику страны. У нас нет министерств и ведомств, как это было в СССР, когда на каждом стратегическом направлении у нас было свое министерство, которое, занималось выработкой экономической и промышленной политики, формированием ресурсов. Нам это придется делать самим, в каждом муниципальном образовании, поскольку мы не можем ждать, пока экономическая политика, инвестиционная политика, промышленная политика изменятся наверху - на Федеральном уровне. Поэтому, все сводится к тому, что роль по координации, роль отраслевых регуляторов могут взять на себя отраслевые ассоциации предпринимателей и местные власти (областные центры, муниципальные образования (городские и сельские)). Кроме того, местным властям придется взять на себя роль инвесторов инновационных инициатив.
В этом есть определенная сложность. Но, надо иметь в виду, что те механизмы, которые есть, та социально-экономическая политика, которая есть в стране – их уже можно использовать во благо и можно добиваться ощутимых позитивных результатов. Наглядный пример эффективной региональной политики демонстрирует Калужский Губернатор Артамонов, который сумел в существующих условиях вывести свой регион в лидеры промышленного роста. Но, следует отметить, что задача создания благоприятных инвестиционных условий для прихода в Калужскую область производственных филиалов транснациональных корпораций – задача намного более простая и более быстрая, нежели создание на своей территории инновационной промышленности. Это обусловлено тем, что инновационный бизнес, по своей сути, является намного более сложным, нежели торговля, нежели традиционное производство вместе взятые, поскольку любая инновация – это неопределенности: Можно ли этот инновационный продукт изготовить? Купят инновационный продукт или не купят? Можно ли на этом инновационном бизнесе заработать и сколько?


Муниципальная система финансирования инноваций.
Описание этапов жизненного цикла инновационной компании.
Ниже, на рис. 1 представлен график развития инновационной компании от этапа зарождения «Идеи» (посевная) до этапа «Промышленного производства» (расширение).
Рис.1 Действующая (по состоянию на 01.01.2012г.) в России система финансирования инновационных проектов [4].




Из графика видно, что на посевной стадии (seed) и на стадии стартап (start up) компания убыточна и никаких доходов не имеет. На этих двух этапах, собственно, и создается инновационный продукт, инновационные технологии, инновационное оборудование – то, что даст инновационной компании конкурентные преимущества на 20 лет. Процесс выглядит следующим образом. Вначале проводятся маркетинговые исследования с целью выявить потребности потенциальных потребителей, выявляются свободные рыночные ниши. Параллельно проводятся научные исследования техники и технологий, разрабатываются технические решения прототипов новых продуктов. Также, параллельно проводятся патентные исследования на предмет патентной чистоты. И в результате этого триединого процесса, в результате многочисленных повторов и проверок предположений рождаются идеи, большинство которых затем отфильтровывается, как не перспективные и остается ограниченное количество идей, которые имеют технические и коммерческие перспективы.
Для проверки идей на практике проводятся НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в результате которых идея материализуется «в металле» - появляется прототип инновационного продукта или опытный экземпляр конечного продукта или модель технологического оборудования. Затем образцы испытываются. Если в опытных экземплярах выявляются недостатки, то проводятся дополнительные НИОКР до тех пор, пока не появляется уверенность в правильности выбранного пути. После НИОКР переходят к стадии ОКР (опытно-конструкторские работы). Здесь проводятся работы по конструированию конечной инновационной продукции, которая будет (после запуска производства) продаваться потребителям. После того, как конструкторская документация на конечную продукцию готова, приступают к разработке конструкторской документации (конструкторская подготовка производства) на оснастку для производства конечной серийной продукции и также разрабатывают технологии (технологическая подготовка производства). После того, как завершены все этапы подготовки производства (конструкторская и технологическая), приступают к организации производства и освоению производства. Организация инновационного производства сложнее, нежели организация типового производства, поскольку связано либо с производством нового продукта, либо с использованием новых технологий или нового технологического оборудования.
Из графика видно, что на посевной стадии инновационного проекта финансированием занимаются «Фонд науки» и частично венчурный фонд (РВК-фонд посевных инвестиций). Следует учитывать, и об этом было упомянуто выше, что на данном этапе получить инвестиции чрезвычайно трудно. С чем это связано? Прежде всего, ограничено количество организаций, предоставляющих инвестиции, а также недостаточен объем предоставляемых инвестиций. Кроме того, есть ограничения по темам инновационных проектов (соответствие перечням научных тем, утвержденных Правительством РФ), по объемам предоставляемых инвестиций, по условиям предоставления инвестиций, по требованиям к заемщикам, по требованиям к возрасту инновационной компании (до 2-х лет), по срокам на который предоставляются инвестиции (для РВК-Фонд посевных инвестиций), по срокам организации конкурсов (1-2 раза в год), по стоимости инвестиций для заявителя (размер доли компании, передаваемой в обмен на инвестиции: от 25 до 80%). То есть, на всю 142 миллионную страну мы имеем на посевной стадии всего 2-3 фонда, которые как-то финансируют проекты. Этого явно недостаточно. Причем, на следующем этапе («старт») инвесторов становится значительно больше и эти инвесторы испытывают недостаток инновационных проектов. Это, те же фонды при Минобрнауке, Минпромторге, РВК, Инвестиционные фонды, Банк развития (ВЭБ) со своими партнерами. Таким образом, мы видим, что спрос на инвестиции со стороны инновационных компаний на этапе «посев» огромен и он неудовлетворен. Кроме того, из-за несоответствия спроса на инвестиции и предложением наблюдается тенденция, согласно которой коммерческие структуры, участвующие в инвестициях на ранних стадиях инновационных проектов пытаются извлечь максимальную прибыль от сделок в ущерб инноваторам путем получения в собственность (в обмен на инвестиции) пакетов акций в размере от 30 до 80%. Хотя, в США – родине венчурного инвестирования венчурные инвесторы не стремятся к перехвату управления компанией и довольствуются миноритарными пакетами акций (долями Уставного капитала). Это происходит потому, что в России государственные институты развития самоустранились от финансирования изобретений и отдали эту сферу на откуп частным фондам.

(Окончание следует - http://m-kalashnikov.livejournal.com/1260781.html)







Список литературы:
[1] - http://www.minregion.ru/press_office/terms/1594.html
[2] - http://orange.strf.ru/client/events.aspx?ob_no=6389
[3] - http://www.sitra.fi/en
[4]- http://krskplus.ru/economy/articles/414038

...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment