РНТО

Что создали Кирилл и Мефодий?

Чудинов В.А.
Загадки славянской письменности.
Что создали Кирилл и Мефодий?

...Итак, как мы видим, у отца Леонида нет ни тени сомнения в том, что Кирилл создал кириллицу в 862 году, тогда как глаголица была создана, по о. Леониду, в 879 году, то есть на 17 лет позже, отцом Феодосием, далматинским монахом. Достаточно подробно описано триумфальное шествие кириллицы по Моравии, Сербии, Хорватии, Болгарии и России, а также гонения на кириллицу и ее проповедников. (253x380, 58Kb)

А вот что писал в 1848 году такой выдающийся отечественный филолог, как Измаил Иванович Срезневский: «Обращаясь к азбуке глагольской, отметим прежде всего, чем сходна и чем отлична она от кириллицы. Большая часть ее букв по своей форме отличается не только от кирилловских, но и от других известных. Сходны с кирилловскими д, х, м, п, ф, ш... Подбор букв тот же. Порядок букв также одинаков... Особенность многих глаголических букв приводит издавна к заключению, что глаголица есть древняя азбука языческих славян и, следовательно, древнее кириллицы; этому верил граф Грубишич2, доктор Антон 3; этому верит и теперь известный филолог немецкий Я. Гримм4. Опровергнуть это едва ли возможно, допустивши, что простые черты древние заменены курчавыми и сложными в известной теперь глаголице уже позже, вследствие особенных, неизвестных причин; впрочем, также трудно опровергнуть и то, что буквы глаголицы неизвестного происхождения не были никогда проще, а изобретены досужим грамотеем так, как они есть, без всякого отклонения к древним письменам славянским. Правда, что черты глаголицы вообще грубы и некоторые отворена на левую сторону, как будто употреблялись для писания с првой руки к левой, но грубость рисунка букв не признак древности, а отворенность некоторых на левую сторону могла быть и случайным выражением вкуса изобретателя...»5. Как видим, глаголица тут признается древнее кириллицы, но со слов наиболее ранних ее исследователей. С другой стороны, И.И. Срезневскому кажется, что глаголица «составлена по образцу кирилловской: это ясно и из подбора букв, и из порядка их, и из характера правописания. Что, в чем она отличается от кириллицы, по своему строго, только подтверждает, что она позже кириллицы»6. Так что его собственное мнение предполагает более позднее происхождение глаголицы...

А создавали ли солунские братья славянскую письменность? Иными словами, создавали ли они не конфессиональное, а общегражданское письмо? Эту проблему всерьез никто и не отваживался поставить.

Ведь отрицательный ответ на вопрос означал бы (опять-таки в рамках действующей парадигмы), что равноапостольные Кирилл и Мефодий не создавали в качестве дела всей своей жизни (как это часто называют многие иследователи их творчества) славянской азбуки, и, следовательно, они являлись просто греческими миссионерами в славянских землях (каких кроме них было еще несколько человек).

И тогда создание славянской общенациональной азбуки лишается священного ореола и уходит из числа общенародных праздников православной церкви славянских стран. Это — весьма ощутимая потеря, на которую, например, Русская православная церковь вряд ли пойдет. Даже смена кириллицы на глаголицу в качестве созданной Кириллолм азбуки уже изрядно замутило бывшую когда-то совершенной картину приобщения к христианству славянской части Европы.

Итак, Кирилл нашел уже существующую кириллицу, которая тогда называлась «русскими письменами», и это прямо-таки убийственное свидетельство о существовании докирилловского письма у русских! Так что Кириллу незачем было изобретать славянскую письменность, она уже существовала до него! Как видим, наше предположение о том, что до Кирилла существовало не только светское, но и христианское письмо, данным свидетельством подтверждается.

С позиций славянской филологии результат усилий святого мужа получился довольно скромным; однако если принимать Кирилла за того, кем он был в действительности, то есть за специалиста по семитским языкам, который по совместительству обработал (отредактировал) имевшуюся славянскую систему письма, приблизив ее к греческой, православной, этот результат можно считать отличным.

Итак, мой вывод оказывается весьма скептическим: Кирилл не создавал ни кириллицы, ни тем более глаголицы! Он лишь сократил славянскую часть известной ему по Херсонесу славянской письменности до 14 графем, но увеличил до 24 графем греческую часть. Кроме того, он ввел «порядок», то есть цифровое значение ряда букв, но лишь заимствованных из греческого алфавита. Иными словами, он переработал уже существовавшую у славян азбуку и прекрасно приспособленную к передаче славянских звуков таким образом, что славянская часть стала чуть ли не вдвое меньше греческой. По сути дела, он совершил по отношению к ранней славянской азбуке примерно такую же экзекуцию, которую Никон совершил по отношению к двоеверному православию Руси: произвел реформу славянской азбуки в пользу Византии. После такого секвестирования славянским писателям следовало бы печалиться, хотя им же как христианам можно было радоваться! Однако подобая эллинизация славянской письменности, разумеется, не могла остаться незамеченной, и потому получила название; ее уже нельзя было назвать «глаголицей», то есть «разговорицей»; но она не была и «писаницей»; она стала удобной для Византии и потому разрешенной формой существования славянской письменности, и была названа именем своего реформатора, кириллицей.

Более того: кириллица оказалась довольно поздней редакцией имевшегося у славян письма, которое именно потому и было неудобно для Византии, что представляло собой с одной стороны, письмо языческое, а с другой — не передавало тонкостей письма православного.

Следовательно, Кирилл создал письмо христианское, убавив, насколько возможно, негреческие (лунные, несвятые, сопряженные с язычеством) знаки. Однако, как следует из дальнейшего поведения немецких епископов Зальцбурга, даже такое незначительное добавление языческих элементов азбуки было равновильно вызову, почему епископы и возмутились. Но именно это возмущение и показывает, что подлинная славянская азбука вообще никогда не была бы одобрена Византией и Римом, и что принять ее целиком и без мистического обоснования числа букв славянской и греческой части для христианства было просто невозможно. А это значит, что докирилловская азбука не просто существовала у славян в каком-то слабо структурированном виде, но вообще была существенным элементом их культуры.


http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02110025.htm

 (150x103, 6Kb)



Источник: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02110025.htm

+100
И что сегодня...Я то обрадовался. Праздник! Вознесение!!! Народ собрался.Вся кремлёвская площадь забита. А это просто день Кирилла и Мефодия "учителей словенских" А как же Вознесение?